Кирилл Родионов

Досье Кирилл Родионов




Адрес: Россия, Протвино
Происхождение: Протвино
Дата рождения:15 Октября 1990
Сайт: offline
Следить за пользователем



Кирилл Родионов родился 15 Октября 1990 года. Он был рожден в городе Протвино. Также, мы выяснили, что сейчас он проживает в городе Протвино, Россия.


Скрытые друзья пользователя:


Скрытые друзья еще не проверялись.

Найти скрытых друзей






Вот, что рассказывает Кирилл о себе:
люблю гулять, развлекаться, а так же очень люблю посидеть в гараже и возиться с техникой особенно с машинами! вот. нууу а по сутиии...спросите у меня лучше

ты и машина-машина и ты-одно целое-она-твоё "я" и твой характер!!!

Дальнобой - это шоферская гвардия. Только водители междугородних автобусов могут сравниться с шоферами магистральных автопоездов в мастерстве вождения. Это серьезные мужики, серьезные тонно-километры, серьезные машины. Это ровная и мощная езда без баловства. Это прожектора, бьющие через снежную мглу. Это когда Дальнобой - это шоферская гвардия. Только водители междугородних автобусов могут сравниться с шоферами магистральных автопоездов в мастерстве вождения. Это серьезные мужики, серьезные тонно-километры, серьезные машины. Это ровная и мощная езда без баловства. Это прожектора, бьющие через снежную мглу. Это когда ты, машина, груз да дорога.

Дальнобой - это едут, с презреньем поглядывая на всякую суетящуюся автомелюзгу, молодые парни и седые дядьки - русские, финны, евреи, шведы, латыши, украинцы, белоруссы, болгары, поляки, немцы, французы - да Бог еще знает кто! Лежат на сотнях спидометры, уютно булькают в просторных Дальнобой - это едут, с презреньем поглядывая на всякую суетящуюся автомелюзгу, молодые парни и седые дядьки - русские, финны, евреи, шведы, латыши, украинцы, белоруссы, болгары, поляки, немцы, французы - да Бог еще знает кто! Лежат на сотнях спидометры, уютно булькают в просторных кабинах кофеварки, мотаются тяжкие прицепы.

Дальнобой - это газовые плитки и телевизоры на бамперах поздним вечером, это степенный разговор да сам себе автосервис. Это рявкающие перегазовками заледеневшие монстры, устало вползающие на сверкающие бензоколонки из метельной ночи.

Дальнобой - это молодые девчонки, пустившиеся в путь ради романтики, и садящиеся за руль автопоездов на исходе ночи, перекрестясь на образок на приборном щитке и поснимав кольца и мамины сапоги на "шпильках", чтобы дать хоть пару часов поспать своим любовникам и не выбиться из жесткого графика, в котором не предусмотрены жаркие объятия в остывающих кабинах на забытых Богом лесных стоянках.

Дальнобой - это жены, приникшие бессонными ночами к радиостанциям и телефонам: "Служба "Крик"? Аварий с магистралами не было?" Это их ранние морщины да седина. Это дети, рисующие папин КамАЗ или Вольво, который тащит из канавы Дальнобой - это жены, приникшие бессонными ночами к радиостанциям и телефонам: "Служба "Крик"? Аварий с магистралами не было?" Это их ранние морщины да седина. Это дети, рисующие папин КамАЗ или Вольво, который тащит из канавы дяди-петин Мерседес с двухосным прицепом.

Дальнобой - это когда ранним утром поток вдруг тормозит и траурным парадом проползает по горам размолотого груза мимо чего-то, в чем с ужасом вдруг узнаешь раму, колеса и больше НИЧЕГО, а в ста метрах дальше проезжаешь по грохочущему железному блину, когда-то называвшемуся кабиной. Это лежащая на спине болгарская Скания и свороченная кабина на польском Рено. Это неделю Дальнобой - это когда ранним утром поток вдруг тормозит и траурным парадом проползает по горам размолотого груза мимо чего-то, в чем с ужасом вдруг узнаешь раму, колеса и больше НИЧЕГО, а в ста метрах дальше проезжаешь по грохочущему железному блину, когда-то называвшемуся кабиной. Это лежащая на спине болгарская Скания и свороченная кабина на польском Рено. Это неделю лежавший на боку в канаве русский МАЗ.
Дальнобой - это когда кричишь глухой ночью в микрофон на всех известных языках: "Ребята! Авария! Нужен тягач и трос!" И подлетают, фыркая тормозами, здоровенные, светящиеся как новогодние елки, сундуки. Сыплются из высоких кабин на залитый соляркой лед крепкие парни в наглаженных комбинезонах и промасленных ватниках, натягивая на бегу рукавицы, молчаливо отстегивают прицепы и, отчаяно юзя тремя мостами, разворачивают "на пятке" тягачи, т