Евгений Баранкевич

Досье Евгений Баранкевич


Пошел девятый час в аэропорту.

Адрес: Россия, Москва
Происхождение: Тольятти
Дата рождения:6 Января 1990
Скайп: lymphatus141
Сайт: offline
Следить за пользователем



Евгений Баранкевич родился 6 Января 1990 года. Он был рожден в городе Тольятти. Также, мы выяснили, что сейчас он проживает в городе Москва, Россия. В своих религиозных взглядах он указал: "Верю в Хаос". Евгенийотносится к алкоголю компромисно.


Скрытые друзья пользователя:


Скрытые друзья еще не проверялись.

Найти скрытых друзей






Вот, что рассказывает Евгений о себе:
V.

Мы все учились понемногу 
Чему-нибудь и как-нибудь, 
Так воспитаньем, слава богу, 
У нас немудрено блеснуть. 
Онегин был, по мненью многих 
(Судей решительных и строгих) 
Ученый малый, но педант: 
Имел он счастливый талант 
Без принужденья в разговоре 
Коснуться до всего слегка, 
С ученым видом знатока 
Хранить молчанье в важном споре 
И возбуждать улыбку дам 
Огнем нежданных эпиграмм. 

         VI.

Латынь из моды вышла ныне: 
Так, если правду вам сказать, 
Он знал довольно по-латыне, 
Чтоб эпиграфы разбирать, 
Потолковать об Ювенале, 
В конце письма поставить vale,
Да помнил, хоть не без греха, 
Из Энеиды два стиха. 
Он рыться не имел охоты 
В хронологической пыли 
Бытописания земли; 
Но дней минувших анекдоты 
От Ромула до наших дней 
Хранил он в памяти своей. 

         VII.

Высокой страсти не имея 
Для звуков жизни не щадить, 
Не мог он ямба от хорея, 
Как мы ни бились, отличить. 
Бранил Гомера, Феокрита; 
Зато читал Адама Смита, 
И был глубокий эконом, 
То есть, умел судить о том, 
Как государство богатеет, 
И чем живет, и почему 
Не нужно золота ему, 
Когда простой продукт имеет. 
Отец понять его не мог 
И земли отдавал в залог. 

         VIII.

Всего, что знал еще Евгений, 
Пересказать мне недосуг; 
Но в чем он истинный был гений, 
Что знал он тверже всех наук, 
Что было для него измлада 
И труд и мука и отрада, 
Что занимало целый день 
Его тоскующую лень, - 
Была наука страсти нежной, 
Которую воспел Назон, 
За что страдальцем кончил он 
Свой век блестящий и мятежный 
В Молдавии, в глуши степей, 
Вдали Италии своей. 

         X.

Как рано мог он лицемерить, 
Таить надежду, ревновать, 
Разуверять, заставить верить, 
Казаться мрачным, изнывать, 
Являться гордым и послушным, 
Внимательным иль равнодушным! 
Как томно был он молчалив, 
Как пламенно красноречив, 
В сердечных письмах как небрежен! 
Одним дыша, одно любя, 
Как он умел забыть себя! 
Как взор его был быстр и нежен, 
Стыдлив и дерзок, а порой 
Блистал послушною слезой!