Людмила Верина

Досье Людмила Верина




Адрес: Беларусь, Минск
Происхождение: новокузнецк
Дата рождения:25 Ноября 1980
Сайт: offline
Следить за пользователем



Людмила Верина родилась 25 Ноября 1980 года. Она была рождена в городе новокузнецк. Также, мы выяснили, что сейчас она проживает в городе Минск, Беларусь. Людмила не интересуется политикой. В своих религиозных взглядах она указала: "странные".


Скрытые друзья пользователя:


Скрытые друзья еще не проверялись.

Найти скрытых друзей






Вот, что рассказывает Людмила о себе:
)))))))) пока вот по лесу хожу))))))))))))
Наши ноги и челюсти быстры.
Почему же, вожак, дай ответ,
Мы затравленно рвемся на выстрел
И не пробуем через запрет?
Волк не должен, не может иначе!

Вот кончается время мое:
Тот, которому я предназначен,
Улыбнулся и поднял ружье.

Идет охота на волков, идет охота.
На серых хищников - матерых и щенков.
Кричат загонщики, и лают псы до рвоты,
Кровь на снегу и пятна красные флажков

Но а я из повиновения вышел,
За флажки: жажда жизни сильней,
Только сзади я с радостью слышал
Изумленные крики людей.
Рвусь из сил, из всех сухожилий,
Но сегодня не так, как вчера.
Обложили меня, обложили,
Но остались ни с чем егеря!
________________________________________________
Однажды ночью мулла Насреддин увидел, что его сосед с лампой в руках ищет что-то на холме за их домом. Мулла вышел во двор и окликнул соседа:

- Что ты там ищешь так поздно ночью?

- Жена потеряла мой кремень, - ответил сосед, - и я не могу закурить папиросу.

- У тебя же в руках лампа, - заметил мулла, - разве ты не можешь прикурить от её огня?

Сосед словно очнулся от сна.

- Мулла, это мне не приходило в голову.

- Да, - сказал Насреддин, - у нас так много ума, что, держа в руках горящую лампу, мы ищем кремень.
===================================
Время наше будет знаменито
тем, что сотворило страха ради
новый вариант гермафродита:
плотью - мужики, а духом - бляди.
===================================
Не мучась совестью нисколько,
живу года в хмельном приятстве;
Господь всеведущ не настолько,
чтобы страдать о нашем блядстве.
======================================Она живёт в зелёном побеге, пробивающемся сквозь снег, в шелесте стеблей умирающей осенью кукурузы; она там, куда за поцелуем являются умершие и куда направляют свои молитвы живые. Она живёт в стихах, барабанных ритмах и пении. Она – и в четвертной ноте, и в мелизме, и в кантате, и в сестине, и в блюзах. Она – миг перед тем, когда на нас
реклама
нисходит вдохновение. Она живёт в далёком краю, врывающемся в наш мир.

Кто-то может потребовать подтверждений, доказательств её существования. В сущности, вы требуете доказательств существования души. Поскольку мы сами – душа, то мы и есть подтверждение. Любой и каждый из нас – подтверждение не только существования Дикой Женщины, но и её состояния в коллективном бытии. Мы – доказательство этого непостижимого женского божества. Наше и её существование – параллельны.
======================================Не не осталось ни сил, ни ощущения боли
Тоской изъедена душа, как личинками моли
Все катится в пропасть, причем уже не в первый раз
И равен нулю смысл дружеских фраз
Все кому-то подарено, потеряно, продано
И сердце, кровью облитое, за ужином подано
Осталась только грязь на дне карманов одежды
И какое-то чувство, что-то вроде надежды
Она слышит шаги, они все тише и тише
Он снова стал журавлем и будет жить где-то выше
Она его не ждет, она простила и плачет,
А тупая подруга ее надеждой дурачит
Время тихо уходит и наивная ложь
К запястью левой руки примеряет свой нож
Надежда была и осталась напрасной
Она капает на пол липкой жидкостью красной
Ты изначально один, но даже если есть друг
Он не увидит всех бед на ладонях твоих рук
Он за тебя не станет смелым, если ты оторопел
И за тебя сказать не сможет то, что ты сказать хотел
Он может только помочь, если что-то не так
Когда глаза твои застелет безысходности мрак
Когда слезы ровно делят на три части лицо
И не осталось надежды на себя самого
Надежда -- самообман, но все что у нас есть
И она ходит по рукам, продавая свою честь
Эта лживая тварь пыль пускает в глаза,
Исчезая в тот момент, когда она так нужна
Она будет уходить и возвращаться много раз,
Всегда держа на расстоянии заветный алмаз
Я без надежды убит, тоской навылет прострелен