Александр Соболев

Досье Александр Соболев


Будь достоин.

Адрес: Россия, Москва
Происхождение: Там для меня горит очаг, как вечный знак забытых Истин...
Дата рождения:29 Апреля
Скайп: Qwetys
Сайт: offline
Следить за пользователем



Александр Соболев родился 29 Апреля знать бы еще какого года. Он был рожден в городе Там для меня горит очаг, как вечный знак забытых Истин.... Также, мы выяснили, что сейчас он проживает в городе Москва, Россия. На вопрос о религии он указал: "Верю в себя,надеюсь на удачу,отвергаю религию. Агностик.". Александротносится к алкоголю компромисно.


Скрытые друзья пользователя:


Скрытые друзья еще не проверялись.

Найти скрытых друзей






Вот, что рассказывает Александр о себе:
Идеалист. Уверен в себе. Не теряю надежды в безнадежнейшей ситуации. Свободен от шаблонов мышления. Сдержан. Вынослив. Склонен к риску. Чем сложнее проблема тем смелее действую. 
Люблю смотреть на огонь и дождь.

   Закат за нами... Ветра тихий стон. И орды готов за чертой Тицины. Порою стилус и клинок едины. Когда приходит твой Армагеддон, нет смысла прятаться за стены сна и веры. Ночь так близка. К Харону полумеры! Нам больше нет пространства отступать. Пергаментом всю горечь не впитать, но попытаюсь... 
   Каюсь, верю, маюсь...   Среди холодной, проклятой степи.   Нас бросили. Но всё же не уйти.   Я посижу немного у реки. Агония привычного нам мира. За лентою Тицины ждут враги - стервятникам достаточно для пира. Что после нас останется? Круги? На глади этой речки. Тьма? Забвенье? Век новый - это варвары, враги. Век старый - это наше поколенье.   Неслышно кто-то сзади подошёл. И тронул за плечо.   Улыбка друга.   Вернулся Гай из Рима.   - Жив ещё?   Я усмехнулся:   - Тихе1 мне подруга! Что там сенат?   - Вопят, - Гай едко улыбнулся. - Богоподобный наконец проснулся и требует защиты всех основ.   - Поменьше в ставке было бы ослов... Тогда, быть может, изменилось что-то.   - Меня зовут домой. Нашли кого-то, кто смог меня забрать с передовой.   - Ты согласился? Дивная забота.   - Я не рождён для подлости такой.   - Быть может зря, - я тихо прошептал.   - Поверь, мой друг, я всё уже познал. Не жалко уходить во тьму с друзьями. Мы запрудим Стикс чёрными челнами. Харон2 давно такого не видал.   - Вокруг так много умных и святых. И каждый лишь добра тебе желает, - я прошептал, и ветер вдруг затих. - Намереньями вымощен наш путь. Хотя бы не благими, но кто знает. И мир чужой, далёкий не забыть. Тревожит он предутренними снами.   - Забыв его, себя нам не простить, - Гай передёрнул под плащом плечами. - Так трудно быть собой...   - Так трудно быть, - я улыбнулся другу и привстал - трава сегодня изморозью крыта.   - Я вижу, Маркус, наша карта бита.   - Забудь, мой друг.   - Мир прошлый не забыть. И если проиграем, не простить. Себя, врагов... И не простить друг друга.   - За нами ночь. Да, повторяться глупо. Но правда безразлична к нам теперь.   - Там зверь, - Гай неохотно приподнялся тоже. - Трава степная станет смертным ложем. Для нас, для них. И ночь падёт на Рим.   Я глянул в степь - тяжёлый чёрный дым набросил покрывало на светило. Закат уходит, всё иначе было. Уходит Рим. И что придёт за ним?   Всего лишь мой десятый легион. Так мало против готов... Всё напрасно. За нами Капуя, Милан, Равенна, Кром. На небе тишь, да вот в душе ненастно.   - Марк, мы одни остались. Нас так мало. И сорок тысяч нам не одолеть.   - Приветствуют идущие на смерть, - я улыбнулся горько и устало.   - Не стоит отдавать им легион. Ведь эту жертву мало кто оценит.   - Закон природы. Ночь наш полдень сменит. Для Рима этот бой - Армагеддон. Ты веришь в чудо, друг? А я не верю. Империя сдержать не может зверя. Ты слышишь плеск Тацита мёртвых волн? Уходит мир... Уходит, словно сон.   Короткий спазм сжал горло тёмной бронзой. Закат в крови. И в сердце боль занозой.   Я прошептал:   - Вдруг сдержим мы с тобой?   Послышался далёкий волчий вой.   - Поверь мне, Гай, ещё мы повоюем.   - Час или два. Вот видишь - здесь стою я. Но завтра бездыханным мне лежать.   - Ну, вот. Опять... Боишься? - я сжал его плечо рукой.   - Когда с отчизною простишься, что испугает? Я ведь не такой. Забыл, как мы рубились на Востоке? Как Нила тёмно-синие истоки искрились алым пламенем крови?   - И нежность той египетской любви. Всё это помню... Как и горечь яда.   Гай усмехнулся горько:   - Вот награда. Нам остаётся только умереть. Ты знаешь, подкрепленью не успеть. И перебьют нас всех по одиночке. Нам надо отступить. Дождаться Тита.   - Приказ ты помнишь, друг. Тропа открыта. И выбирай - на плаху иль вперёд. Дороги две - лишь на последней слава.   - И смерть. Порою честь - отрава.