Данир Калгаманов

Досье Данир Калгаманов


То, что творится у меня в душе, я вас уверяю, в статусе не поместится.

Адрес: Россия, Тюмень
Происхождение: Тюмень
Дата рождения:7 Мая
Сайт: offline
Следить за пользователем



Данир Калгаманов родился 7 Мая, но мы не знаем какого года. Он был рожден в городе Тюмень. Также, мы выяснили, что сейчас он проживает в городе Тюмень, Россия. Данир придерживается умеренных политических взглядов. На вопрос о религии он указал: "Светский гуманизм".


Скрытые друзья пользователя:


Скрытые друзья еще не проверялись.

Найти скрытых друзей






Вот, что рассказывает Данир о себе:
Хомячок сунул за щеку последний кусок яблока и задумался. 

Ему уже давно хотелось жрать. Не кушать, не питаться, не есть, а именно жрать. Но жрать было положительно нечего: пучок какой-то травки, несколько пыльных пшеничных зернышек и маленький кусочек хлеба. 

Хомячок в пятьсот сорок восьмой раз помянул хозяев недобрым словом. Это самодовольное семейство уже третью неделю как уехало на юг, и не спешило возвращаться. Между прочим, еда, которую ему оставили «добрые», «любящие» хозяева и которой, по их представлениям, должно было хватить на месяц, кончилась в первую же неделю. 

Еще неделю несчастный зверь выгребал из потайных уголков клетки – большой и красивой, в этом хозяевам не откажешь – свои запасы. Но сегодня запасы закончились, и жрать стало окончательно нечего. 

Хомячок почесал в затылке. Он перестал вылезать из клетки днем с тех самых пор, как мальчуган по кличке Антон поиграл с ним в «поездку на машинке» и «хомячка-пилота». При попытках вытащить его хомячок страшно шипел, вставал в боевую стойку и угрожающе взмахивал лапками. Сначала мальчик расстраивался, но скоро привык и гордо показывал друзьям «настоящего сиамского боевого хомяка».

Мохнатому «бойцу» все это сильно не нравилось. Однако альтернативой была миниатюрная автокатастрофа с малочисленными – одна инвентарная единица – хомячьими жертвами. Так что выбирать не приходилось, и хомячок был вынужден ограничиться ночными прогулками. 

Боязнь вылезать из клетки по ночам появилась у хомячка после того, как хозяева решили завести кота. Естественно, хомячку и слова не сказали об этом знаменательном событии: хозяева считали, что хомячок не может выйти из клетки самостоятельно. Весь день он мирно спал в норке, а ночью отправился погулять. 

Оказалось, что хомячок в состоянии аффекта может очень быстро катить по полу пудовую гирю. Удирая от чугунного шарика, котяра пулей взлетел на ближайший ковер и проникся к маленькому Шварценеггеру глубочайшим уважением. Нагоняй за царапины на дорогущем ковре, а также разбитый гирей вдребезги изящный стеклянный столик уважение только усилил. Но в чувствительной душе хомячка на всю жизнь осталась тяжелая травма. 

Неудивительно, что хомячок так трясся от страха, стоя на пороге своей любимой клеточки и глядя в ночной мрак. Но жрать хотелось, и очень сильно. Поэтому он глубоко вздохнул и ступил в неизвестность... 

Неприятности начались сразу же. Как выяснилось, перед отъездом хозяева заставили мальчика навести в комнате порядок. Заваленные одеждой стулья были очищены и заботливо придвинуты к столу: сползти на пол по каким-нибудь штанам было больше невозможно. 

Хомячок судорожно заметался от одного края стола к другому. Но с одной стороны его встречала бетонная стена, с другой – задернутая штора, мешающая перелезть на подоконник, а еще две оканчивались глубокой пропастью – полтора десятка хомячьих высот в холке. 

Хомячок аккуратно подполз к краю и глянул вниз. Его слегка замутило. Поди пойми, от высоты это или от голода... 

Он поднял взгляд и грустно уставился на кровать. До нее было далеко – метра полтора – и мохнатый грызун впервые за свою недолгую жизнь пожалел, что он не тушканчик. Оставался только один выход: всеми шестнадцатью коготками уцепиться за штору, попытаться слезть вниз и, по возможности, не упасть. 

Две минуты спустя (полторы из которых ушли на бормотание «Я храбрый хомячок! Я очень храбрый хомячок!» и подавление лапкотрясучки) в комнате раздались ругательства на хомячьем языке. Хомячок летел вниз и рассказывал потрясающие подробности из жизни пижона-дизайнера квартиры, тупоумной хозяйки, обожающей ходить по дизайнерским конторам, ее ленивого сыночка и умственно неполноценного производителя таких гладких тканей для штор. 

Еще мгновением позже хомячок вознес интеллект хозяйки и лень сыночка до небес. Пушистый розовый тапочек-зайчишка сорок пятого размера спас хомячью шкурку: хомячок приземлился в аккурат на левое заячье ухо.