Нихто Нихто

Досье Нихто Нихто




Адрес: Япония, Hiroshima
Происхождение: Большой Огорчанск
Дата рождения:12 Марта 1901
Сайт: offline
Следить за пользователем



Нихто Нихто родился 12 Марта 1901 года. Он был рожден в городе Большой Огорчанск. Также, мы выяснили, что сейчас он проживает в городе Hiroshima, Япония. На вопрос о религии он указал: "Активное Вселенское Идолопоклонничество".


Скрытые друзья пользователя:


Скрытые друзья еще не проверялись.

Найти скрытых друзей






Вот, что рассказывает Нихто о себе:
Ну что сказать о себе? Ничего особо интересного...
Я был рожден под благоприятным стечением звезд, а именно - когда Марс находился в третей фазе позади венеры в свете неполной луны под пристальным вниманием Юпитера. Находился он там не с самыми благопристойными намерияними, что, конечно же, не характеризует неистового бога войны с лучшей стороны.
Родился я в далекой и малоизвестной стране - на затерянной посреди океана нефтяной вышке, где гадили чайки, удили рыбу местные рыбаки-романтики и правил великий Бурмеханик Второго Разряда Иоган Пабло Секундо, издавая свои указы, буллы и постановления, исполненные боли возгласы, томные пыхтения и прочие непристойные звуки из остова сломанного вертолета на самом верху платформы.
Аист залетел явно не туда.
Ну а что еще предположить? Капуста на вышке не росла.

По останкам флага, над ней реющего сложно было определить, какая же страна на самом деле является моей родиной. Если судить по вертикальным сине-желтым полосам, то видимо, Андорра или Барбадос. А может быть даже Чад. Чад был у нас на кухне, когда старый корабельный кок начинал готовить свое любимое блюдо, - фаршированных морских черепах в ромовом соусе.

Воспитывал меня старый, но очень мудрый пингвин, потерпевший крушение на айсберге у наших берегов. Звали его Ойбль. Так торжественно нарек его Иоганн Пабло Секундо, когда споткнулся в темном коридоре об него. Потом, в честь его плаванья, антарктического происхождения или же просто в силу недалекого ума, ему была присвоена гордая фамилия Амудсен. Был Ойбль Амудсен, как я уже сказал, очень стар и после своего приключения приобрел устойчивую водобоязнь. Поэтому рыбу он ловил удочкой. Сделана она была из вертолетной лопасти, пожалованной Иоганном Секундой за "неоценимый вклад в программу демографического развития страны", то есть за свое прибытие. Мне тоже предлагали такую, но Ойбль говорил, что я был очень мал, и поэтому заявил, что, "В силу своего скромного возраста, не могу принять столь почетную награду". Хотя я этого не помню. Ну и поделом мне. Характер у Ойбля был добрый, покладистый. Можно сказать, что он меня даже баловал. Хотя рыбы хватало не всегда. Вечерами Ойбль лежал в гамаке из рыбацкой сети и высматривал вдали айсберги, потому что мечтал вернуться домой. Когда ему замечали, что днем лучше видно, он ругался и плевался, просил не учить его жизни, говорил, что на айсбергах он селедку съел, а потом уходил в главную морозильную камеру, чтобы предаться там мечтам о родине и писал мемуары на ледяной стенке холодильника однозубой вилкой, периодически согревая ее своим дыханием, для четкости написанного.

Когда я достаточно подрос, чтобы понимать что к чему, Ойбль принялся рассказывать мне о мире. Мир, говорил Ойбль Амудсен, почесывая брюшко и пошвыривая рыбьи скелетики в окошко, состоит из двух частей - верхнего и нижнего. Верхний мир хороший и светлый, там все лежат и отдыхают, степенно прогуливаются взад вперед и носят между ног Яйцы. Нижний - холодный темный и мрачный, и там крутится только неразумная скользкая рыба.

to be continued...