Марианна Сорвина

Досье Марианна Сорвина




Адрес: Россия, Москва
Происхождение: Москва
Дата рождения:18 Ноября 1962
Сайт: online
Следить за пользователем



Марианна Сорвина родилась 18 Ноября 1962 года. Она была рождена в городе Москва. Также, мы выяснили, что сейчас она проживает в городе Москва, Россия.


Скрытые друзья пользователя:


Скрытые друзья еще не проверялись.

Найти скрытых друзей






Вот, что рассказывает Марианна о себе:
Покойный премьер-министр Альчиде Де Гаспери выплескивается на меня своими мыслями с необыкновенной щедростью. Он очень хочет говорить и разговаривает преимущественно длинными философскими монологами – о жизни, о своих взглядах, об ответственности за поступки. Но основное чувство, которое сквозит в его текстах – вопрос, неуверенность в своей правоте. Он и уверен и не уверен. Он как будто разговаривает еще и сам с собой, то есть преследует две цели – заставить меня все это написать и еще получить ответ на какой-то мучающий его вопрос. От меня? От себя? Я не знаю. Мне писать о нем тяжело – он мне в герои не подходит, не протагонистичен. Но за откровенность я ему благодарна. 
    Когда открыла дневники Клауса Гаттерера, была потрясена: к нему Де Гаспери тоже приходил. Причем, за тем же самым – требовать написания книги, разговаривать, объяснять и спрашивать. Гаттерер от него устал: «Тема, конечно, интересная. Но предмет уж больно сложный и не импонирующий». 
    Я вот думаю: Гаттереру, который сам был из тирольских «Dableiben», и своей половинчатости хватало, куда ему еще и с внутренними проблемами Де Гаспери разбираться. Де Гаспери, итальянец и представитель меньшинства в Австро-Венгрии, ощущал себя немцем и изучал в Вене немецкую филологию. Гаттерер, немец и представитель меньшинства в Италии, изучал в Падуе итальянскую историю. Оба – уроженцы Южного Тироля. Но Де Гаспери пришел к нему не поэтому, а потому что он написал книгу про Баттисти. Он тоже хотел такую книгу – о себе. У Гаттерера не вышло: он к тому моменту от всего очень устал и был не здоров. Последняя фраза, которую он написал в середине июня 1984 года в своем дневнике:  
     «У меня не осталось никаких чувств». 
     Через две недели он умер.
     Я в детстве не понимала фразу из «Дхаммапады»: «Счастлив тот брахман, у которого нет желаний». Мне казалось, что отсутствие желаний – это смерть. Даже для брахмана. 
        С таким человеком, как Гаттерер, я могла бы прожить всю жизнь. Чувственный и провокационный, лиричный и ироничный. Он просто очень устал. Но у меня хватило бы чувств на двоих. Я не позволила бы ему умереть. 
        Когда читаю его дневники, понимаю, насколько он мне близок. Как будто слышу собственный голос, вижу собственный стиль. Даже могу с ним в чем-то не соглашаться (например, когда он пишет об аресте генерала Пиночета). Но Клаус Гаттерер – мой голос и мое желание, мои стихи… 

          Я не знаю, что делать с любовью моею.
          Может, просто в холстину ее завернуть,
          И от всех ее прятать под снежной завесой.
          Может, мне и удастся себя обмануть?!
          И укрыться под сенью молочного леса…

          Но судьбу не обманешь – не та высота,
          И полета стрелок никогда не встревожит.
          Написать я все это успею, быть может.
          Но не тот нынче мир. И свобода не та…
                               
          Я не знаю, что делать с любовью моею.
          Разве только волна набежит невзначай.
          Мою лодку сильней, ураган, раскачай!
          А все прочее Время бесстрастно  
                                                             развеет…