Генри Морли

Досье Генри Морли




Адрес: США
Сайт: offline
Следить за пользователем



Нам не известно когда родился Генри Морли. Нам не известно где родился Генри. За то, мы выяснили, что сейчас он проживает в США.


Друзья пользователя:



Скрытые друзья пользователя:


Скрытые друзья еще не проверялись.

Найти скрытых друзей






Вот, что рассказывает Генри о себе:
вот что написал обо мне мой друг Рей Смит:
______________________________________________
Генри Морли был  высокообразованный очкарик,  при этом чудак  и эксцентрик,  в кампусе он считался даже  большим чудаком,  чем Джефи.  Он  работал  в   библиотеке,  друзей   имел  немного,  но  увлекался альпинизмом.  Его   однокомнатный  коттедж  на  лужайке  позади  Беркли  был заставлен книгами  по  альпинизму, увешан  горными видами и доверху  завален рюкзаками,  лыжами,  бутсами и  прочим походным  снаряжением. Я был поражен, услышав, как он говорит, он говорил в точности как критик Рейнольд Какоутес, оказалось,  когда-то  они  дружили и вместе  ходили в  горы,  и трудно  было
определить,  повлиял ли Морли на  Какоутеса или наоборот. Я  чувствовал, что влияние  оказал  все-таки  Морли,  у  него  была  такая  же  неестественная, саркастичная,   остроумная,   хорошо   сформулированная   речь,   с  тысячей
неожиданных образов. Морли  был, конечно,  совершенно сумасшедший.
Скажем, заметил он,  что у Альвы нет пружинного матраса, и вот  однажды утром,  когда мы, ничего не подозревая, варили кофе, он, как призрак, возник на пороге с гигантским двуспальным матрасом, который мы, как только он ушел,
с трудом запихнули в чулан. Он притаскивал какие-то дурацкие доски, какие-то невообразимые полки, самые разнообразные вещи, а через несколько лет я попал с   ним  в  настоящую  кинокомедию,  согласившись  поехать  в   его  дом   в Контра-Коста, где провел несколько незабываемых дней, за два доллара  в  час вычерпывая жидкую грязь из затопленного погреба, откуда подавал мне ведро за ведром сам Морли, перемазанный  по  уши,  как  Тартарильяк, князь  Подземной Грязи, с загадочной ухмылкой  эльфийского восторга на неузнаваемом  лице;  в
каком-то городишке  на  обратном пути нам  захотелось  мороженого,  и вот мы брели  по  главной  улице (мы ехали  по  трассе  с ведрами  и  граблями),  с мороженым в руках, натыкаясь на людей  на узких тротуарах, как два комика из
старых  голливудских немых комедий, заляпанные побелкой и все такое. Короче, как  ни посмотреть, страннейшая личность,  а пока что  он вез нас в  сторону Трейси по оживленному  двухполосному шоссе и  безостановочно болтал, Джефи - слово, а он ему десять. Например, Джефи скажет:  "Что-то настроение научное, не  заняться  ли орнитологией",  а  Морли на это: "Да  уж, у  каждого  будет научное настроение, если нет рядом девушки с ривьерским загаром!"
     При  этом  он каждый  раз  поворачивался к  Джефи  и произносил всю эту блестящую  чепуху с совершенно каменным  лицом; я ехал и  думал:  откуда  же взялся  под  калифорнийским небом этот загадочный многоумный лингвистический
шут? Или, скажем, Джефи упомянет о спальных мешках, а Морли ему: "Я, кстати, намереваюсь  сделаться  обладателем  нежно-голубого  французского  спального мешка, ничего не  весит, на гусином  пуху, вообще,  я думаю,  покупка  будет хорошая, в Ванкувере они бывают - подходящая вещь для Дейзи Мэй. Ей-то  ведь
в Канаде  делать  нечего. Все спрашивают,  не был ли  ее  дедушка тем  самым путешественником,  который  встретил  эскимоса.  Я  и сам, между  прочим,  с Северного полюса".