Евгения Порхачёва

Досье Евгения Порхачёва




Адрес: Россия, Красноярск
Сайт: offline
Следить за пользователем



Нам не известно когда родилась Евгения Порхачёва. Мы не знаем где родилась Евгения. За то, мы выяснили, что сейчас она проживает в городе Красноярск, Россия.


Скрытые друзья пользователя:


Скрытые друзья еще не проверялись.

Найти скрытых друзей






Вот, что рассказывает Евгения о себе:
Черноклюквенный всхлип из моей перерезанной глотки, алый выплеск любви - запоздалая валентинка, инсулинка с контролем какая же ты кретинка всё быстрей быстрей не опомниться в круговерти - самурай всегда должен думать только о смерти. Чтобы встретить смерть, как положено самураю. Я хочу смотреть, подступая к самому краю: там за кромкой льда, одинокий и одичалый, ждет меня всегда дальний берег моей печали, мой четвертый мир; будем в нём только я и птицы среди голых скал на холодных камнях гнездиться, и всё тот же день повторится снова и снова, потому что я не заслуживаю иного там, за кромкой льда. Но, влекома кострами страха, я бегу туда, огрызаясь, как росомаха. Осади меня, посади меня на колени, я дитя твое, я в горячке и на измене; ты же видишь, как пожирает меня мортидо. Хлеба не было: дикий мёд просто мазали на акриды в Ленинграде в блокадный год. Все тогда обходились малым, обойдемся и мы; теперь я засыпаю в твоих руках - и меня отпускает страх. Черный ворон роняет перья.

...

Бурбон, бурбон, бурбонная чума пунцовым красит скулы. Рассыпаясь на пиксели, плывет перед глазами отель, где разбиваются сердца. А, судя по количеству любовей, так у меня их дюжина, наверно, была когда-то: виноградной гроздью, стучащимися алыми комками в груди теснились, а теперь разбиты, увы, разбиты, все до одного. Зеленая ковровая дорожка так далеко мерцает под ногами, рекой в ущелье меж зеркальных скал; бурбон качает барный табурет, я только белый блик на дне стакана, а вне отеля, как это ни странно, меня не будет, не было и нет. (Вы просто бедный фрик, о донна Анна, и не на вас сошелся клином свет). Прицениваясь, смотрят незнакомцы, и кольца дыма, ласковые кольца с любым меня готовы обручить. Но эта ночь обещана бурбону - смеюсь, и льдинки отвечают звоном, и вьется дыма шелковая нить. Одним глотком принять в себя со стоном, как принимаешь нового мужчину, бесстыдно подбородок запрокинув, залить в гортань многоголосый бред прекрасной выдержки, молниеносный хаос, с ума сойти, какой у вас букет. Смеюсь, и льдинки отвечают лаем, я знаю, это стая горностаев, они порвут меня на лоскуты. Стакан летит во тьму звездой падучей, ах, как смешно гасить пожар горючим, я одного хочу: туда, где ты.