Юрий Лукьянов

Досье Юрий Лукьянов




Адрес: Россия, Новосибирск
Сайт: offline
Следить за пользователем



Нам не известно когда родился Юрий Лукьянов. Мы не знаем где родился Юрий. За то, мы выяснили, что сейчас он проживает в городе Новосибирск, Россия.


Друзья пользователя:



Скрытые друзья пользователя:


Скрытые друзья еще не проверялись.

Найти скрытых друзей






Вот, что рассказывает Юрий о себе:
В Горно-Алтайск наша семья переехала из Казахстана (город Атырау) в 86-м году, а в 91-м году я поступил в лицейный класс шестой школы, сдав вступительные экзамены лучше всех, позже - в 93-м я попал в классический лицей. В следующем году, благодаря лицею, я уже в мае сдал экзамены на пятерки и поступил в НГТУ на факультет бизнеса.  Так в августе того же года я переехал в Новосибирск в пятое общежитие и жил с братом, который с 92-го уже учился там. В августе 95-го года я поехал из Нска в родной Г-А, таким образом,  отучась год в универе и уже не надеясь на скорое возвращение в Нск. Из Г-А я поехал в село Усть-Кокса, так как до призыва время еще было. В этом селе живут родственники отца - причем их там несколько семей в разных концах Коксинского района. В 1756 г. алтайский народ присоединился к России, и уже в 19 веке старообрядцы и крестьяне прибывали в Уймонскую долину, которая необычайно красиво окружена высокими горами и недалеко находится самая высокая гора в российской Азии – Белуха, из которой вытекает великая река Катунь. В-девяностых мало еще кто в Нске слышал о Коксе и о Горном Алтае, но с годами поток туристов, особенно диких, возрастает неимоверными темпами.
В дом, куда я приехал, жили мать моего отца, ее сын Павел Абросимович, его жена Лидия Николаевна, ее внук шестнадцатилетний Алексей Беспалов, которого хотели взять за шишками, но он уехал на рыбалку с дедом. В детстве мы (Беспаловы тоже) ездили иногда на мотоцикле вместе с Павлом Абросимовичем на рыбалку или на покос, по возвращении оттуда почему-то появлялось ощущение гордости перед оставшимся. Лидия Николаевна предложила мне поехать за шишками четвертого сентября, и я согласился, о чем нисколько не пожалел, но наоборот. На УАЗике приехали не совсем трезвые семипалатинский Петр и коксинский Степан Огневы, которые приходятся сыновьями сестры моего отца. Также поехали бийчанин Дима Потапкин – сын другой сестры моего отца, и еще был с нами сын Петра – Витя Огнев. Мы поднимались ввысь в горы и первая остановка была около ручья, где оказалась алтайская семья. С ними также были лошади, на одной из которых задумал покататься Дима. После Степан предложил мне, поначалу мне не очень-то хотелось, так как в детстве однажды была возможность проехать на коне, но до меня очередь не дошла, так как одного из катавшихся постигла незавидная участь – он упал. Меня уверили в том, что она не строптива и я осмелился сесть на нее. В управлении мне помогала девушка: поначалу лошадь медленно подалась вперед, но сразу же остановилась – оказалось, я слишком сильно натянул на себя поводья, а это означает торможение. Тогда я знал только, что если потянуть поводья налево или направо – она направиться соответственно. Также девушка сказала, что слишком мягко обращаюсь с ней. Тогда я стал порезче подгонять ногами ее, так сказать, пришпоривать. До карьера было далековато, но все-таки немного тогда я оторвался. Спустя некоторое время мы остановились высоко в горах, так как застряли в колее дороги. По версии Степана: «Да я хотел выехать по колее из лужи». Конечно, если бы мы ехали на Урале, ГАЗе-66 или Камазе, то удалось проехать, а так мы засели на полусутки. В первые часы Дима и Витя решили пойти за лопатой, Петр и Степан остались в машине, а я захотел узнать - что же находиться прямо по курсу. Пошел вперед по дороге и любовался красотой окрестных лесов и полей. Через несколько минут я завернул вправо в кедрач. Зайдя в этот лес, я увидел замечательную картину - пейзаж напомнил мне «Утро в сосновом бору», где резвились медведи. В тот момент я почувствовал себя ничтожным по отношению к природе и решил выйти из леса и пойти дальше по дороге. Дело в том, что обзор закрывала небольшая гора, и по пути огибания горы я то и дело озирался в разные стороны, вдохновляясь изяществом матушки-природы. К моему изумлению рядом оказалось много малины и красной кислицы, впрочем, впоследствии, я убедился в том, что вообще коксинские рощи весьма щедры на крыжовник, малину, кислицу, барбарис, костянику и пр. Слева от меня располагалась обширная поляна, на которой росли цветы живописнейших окрасок, в низине по